Шлях

«Если не конвертировать жалость в действие – это малодушие». В Беларуси заработала служба поиска пропавших домашних животных

Вы тоже можете помочь.

Жду Елену в кафе, пью свой имбирный чай и перечитываю заготовленные вопросы. Чувствую, что разговор будет длинным и обязательно очень личным: в зоозащиту идут не за деньгами, известностью или большой радостью, а потому что просто не могут не идти.

Она буквально вбежала в зал и ещё не сняв пальто, стала рассказывать, как не отпускали из дома собаки, о том, какие они умные, хитрые и как издевательски над ней шутят, пытаясь скинуть друг на друга провинности.

«Они знают, что я не люблю, когда они громко лают. Но когда слышат, что я возвращаюсь домой и открываю дверь ключом, бегут меня встречать, и одна иногда забывает, что лаять нельзя. Она начинает громко гавкать, но быстро вспоминает, что это под запретом, и к тому моменту, когда я всё-таки вхожу в квартиру, она уже стоит с набитым носками ртом и «кивает» в сторону другой собаки – якобы гавкала сейчас она».

Фото - личный архив героини

Мы смеёмся, ещё несколько минут обсуждаем животные хитрости и уловки, и Елена начинает рассказывать о службе поиска. Помогать животным в Беларуси сложно не только из-за равнодушия многих людей, но и из-за юридических аспектов.

«Когда я решила создать эту службу, то поняла, что очень важно, как именно я буду себя преподносить. Да и оказалось, что я не могу быть «просто Еленой Демидович, помогающей животным». Чтобы размещать в тех же соцсетях номер телефона, на который смогут звонить люди и говорить, что они кого-то нашли или потеряли, надо зарегистрироваться. Сейчас есть такая форма – социальное учреждение. Если вы не ведёте финансовой деятельности, а занимаетесь волонтёрством, как я, можно регистрироваться именно так».

И пусть некоторые требования законодательства кажутся не очень логичными, но закон есть закон. Приходится и расчётный счёт оформлять, и о несуществующей финансовой деятельности отчитываться.

Всех этих трудностей можно было бы избежать, если бы в программе «Доброе утро, Беларусь» не закрыли рубрику «У вас будет питомец». В этой рубрике Елена рассказывала о разных животных, помогала потеряшкам и давно уже бездомным животным находить хозяев.

«Нам звонили люди, у которых потерялся питомец, которые кого-то нашли, которые просто хотели бы взять бездомное животное себе. Когда животное теряется – это очень страшно: оно само страдает, и страдают люди, которым его теперь очень не хватает.»

В её «копилке» много невероятных историй. Например, однажды благодаря рубрике люди нашли своего кота, который потерялся за два года до этого. И что самое интересное – он нашёлся за 120 километров от города, в котором изначально жил.

«Нам позвонила одна известная спортсменка и рассказала, что полгода назад подобрала на улице кота, но не может навсегда его у себя оставить, потому что часто ездит на сборы. Мы рассказали в своей рубрике про эту историю, и спустя месяц женщина перезвонила и сказала, что хозяева кота нашлись. Конечно, она перепроверила, точно ли это их кот и не пытаются ли они её обмануть: сверили характеристики внешности, ещё какие-то приметы, и всё сошлось. Но оказалось, что люди жили в 120 километрах от Минска. Это было поразительно: при встрече через два года после пропажи кот узнал хозяев, бросился кому-то из них на шею, прижался. И когда его привезли домой, он не пугался «новой обстановки», а сразу уверенно пришёл на своё любимое место, лёг там и просто спокойно лежал. Наконец-то он снова был дома».

К сожалению, рубрику на телевидении закрыли, но проблема потеряшек Елену никак не отпускала. Журналистка стала думать, чем же можно заменить программу.

«Когда была эта рубрика, люди видели в ней номер телефона, по которому можно было позвонить и рассказать о потерянном питомце или сказать, что «я увидела собачку по телевизору и хочу себе такую». И мы с волонтёрами пристраивали очень много котов и собак. Люди видят животное, звонят со словами «хочу его забрать», и даже если того конкретного пса или кота мы уже отдали, люди часто не расстраивались, а просили найти им другого. Когда с экрана пропал этот номер телефона, всё стало намного сложнее. Я знаю, что если показать по телевизору сюжет про потеряшку, она найдётся буквально за день, а без этого канала связи всё очень сложно».

Елена решила начать с малого и зарегистрировать своё социальное учреждение, «привязав» к нему номер телефона, на который могут звонить люди, которые кого-то потеряли, нашли или готовы приютить.

«Телефон – это великая вещь. Часто ведь как бывает: люди видят потеряшку по дороге на работу, когда сильно спешат, когда у них физически нет возможности сейчас взять это животное и им заниматься. Мой номер телефона – это такая скорая помощь для животных. Люди мне звонят, говорят о находках, а я размещаю объявления. И не у всех же есть интернет! Многие пожилые люди пользуются только телефоном. Сейчас какая-нибудь бабушка может позвонить и сказать, что у неё потерялась рыжая дворняга, а я уже знаю, что вчера эту дворнягу нашли другие люди. И я помогаю им связаться друг с другом».

Она мечтает о том, чтобы помощью животных занималось как можно больше «простых прохожих», а не только постоянные волонтёры, у которых и так дома постоянно много питомцев. Пока с пристройством животных работает только условная группа волонтёров (часто не связанных между собой), получается своеобразный «междусобойчик».

«Мы сами находим животных, сами размещаем объявления, сами делимся объявлениями друг друга. И весь процесс будто не выходит за пределы достаточно маленького количества людей.»

 sphynxportal.com

По задумке, служба поиска «След» должна объединять большее количество людей, но главная проблема – это информированность. Как сделать так, что люди узнавали о существовании службы? Как распространять номер телефона? Пока что Елена продумывает разные решения, исходя из того, что распространение информации должно быть бесплатным или стоить действительно недорого. Она даже хотела создать газету, в которой печатались бы объявления о потеряшках, но отказалась от этой идеи.

Пользоваться службой «След» очень просто: если вы кого-то потеряли, нашли или готовы взять себе хотя бы на передержку, вы можете сами разместить объявление на странице службы или позвонить по номеру +375 (29) 334-04-13.

Неважно, в каком городе или посёлке вы находитесь – «След» работает по всей Беларуси. А чтобы как можно больше людей узнавало о существовании такой службы поиска, вы можете расклеить объявления с номером телефона около своего дома или разместить объявление в региональной газете.

Ведь самое главное, как уверена Елена, - это реальная готовность людей помогать.

«Есть много людей, которые животных жалеют на словах, но фактически ничего для них не делают. Такая жалость абсолютно неконструктивна. Если не конвертировать жалость в действие это малодушие. Много раз мне звонили со словами «я нашла котика, заберите его». Да я могу десять таких котиков найти! Вопрос в том, что потом делать с этим найденным животным. Вот однажды мне так звонит женщина и говорит, что кого-то нашла, а себе забрать не может, потому что у неё дома уже есть кот. Она хотела, чтобы я приехала и забрала себе эту находку, но я ей ответила, что у меня в тот момент дома было три собаки и одиннадцать котов».

Сейчас нет такой службы, которая приедет к бездомному животному, заберёт его и будет заниматься его пристройством. В Минске есть печально известное место на Гурского, в других городах есть его аналоги, но если животное туда попадает, с ним можно просто попрощаться.

«След» помогает людям и животным найти друг друга, но не занимается отловом, лечением, социализацией и пристройством животных самостоятельно. Это не рыба, которую можно съесть, а удочка, которой можно научиться ловить рыбу – просто инструмент, благодаря которому чутким людям будет проще помогать бездомным животным.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 20.12.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.