Шлях

«Семь раз проверь, один раз отрежь»

Неоконченная трагикомедия с элементами драмы о том, как беларусы обсуждают запуск первой атомной станции. Все герои вымышлены, а совпадения – случайны. Или нет.

Действующие лица:

Работница информационного центра БелАЭС

Чиновники «Госатомнадзора», Минэнерго, районной администрации

Депутаты, играющие роль представителей народа

«Общественность»

Экологические активисты

Молчаливая публика в костюмах и при галстуках

 

Пролог

В последний день апреля в Беларуси провели общественные слушания перед выдачей лицензии на эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС.

Слушания проходились в «гибридном» формате с использованием видео-конференц-связи в девяти студиях, расположенных во всех областных центрах и Минске.

На главной площадке в Островце представители регулятора «Госатомнадзор» представили доклады, в которых обещали рассказать о результатах проведения экспертизы безопасности и оценки соответствия станции лицензионным требованиям. 

Процедура – последний шаг перед тем, как Министерство по чрезвычайным ситуациям Беларуси выдаст лицензию на промышленную эксплуатацию первого энергоблока БелАЭС.

 

Акт первый. Информационный центр БелАЭС

Бодрая работница центра:

«Проходите-проходите! Может, вам экскурсию? Правда, ее заранее нужно заказывать. Но мы вам все покажем…

Раньше у нас много туристов было, до пандемии. Сейчас – школьников приводят. И на самой АЭС еще открыли центр. Только туда по спискам пускают, безопасность.

Недавно туда тоже девушки из Минска приезжали. Просили их сфотографировать на фоне АЭС.

Только туда нельзя с мобильными. Даже нам нельзя…

Мы тут рады гостям. Объясняем, рассказываем. Очень жаль, что нас с Чернобылем сравнивают. Обидно. Наша АЭС – безопасная.

Тут все на АЭС работают. Весь микрорайон. Люди с семьями переезжали. У нас даже соревнования были: откуда больше приедет – из Новополоцка или из Минска.

С семьями едут. Дети тоже мечтают вырасти и работать на станции.

А давайте я вам карту с подсветкой включу, красиво АЭС подсвечивается.

А вот тут – макет станции. Дети приходят, очень любят вопросы задавать. Но они и сами много знают. им родители рассказывают. Одна девочка сама про ядерные отходы рассказывала. Они с папой дома обсуждают.

Все на физику налегают. Хорошая работа на станции.

У меня муж – потомственный энергетик, это же просто вызов для него, целая веха в жизни – запускать АЭС.

Обидно, что с Чернобылем сравнивают. К нам литовцы приезжали, говорят, что рады за нас. У них-то Игналинскую закрыли, Европа потребовала. Боятся там они старых советских. А у нас – новая.

Это же просто предприятие, обычное предприятие… Ну да, это детище президента, от этого не уйти, но это же предприятие.

Вы обязательно в следующий раз на станцию съездите, там интересно – тренажер. На нем работники отрабатывают всякое, чтобы быть готовыми… Только туда заранее нужно записываться».

 

Акт второй. Общественные слушания в Островце

Президиум, трибуна для выступающих, стол, на котором возвышаются коробки с документами.

Зал заполнен солидными мужчинами в костюмах и собранными женщинами с одухотворенными лицами. Все серьезны и предвкушают торжественность момента.

С первых минут тональность слушаниям задает ведущий – депутат, бывший зампред райисполкома, ему вторит – нынешний зампред.

Общий посыл: БелАЭС – гордость страны. Ее смело можно ставить в один ряд с IT, а также космическими успехами Беларуси. С трибуны слушаниям желают пройти «продуктивно и по-деловому».

Начинаются доклады представителей «Госатомнадзора».

«Была проведена скрупулезная, масштабная работа, которая потребовала привлечения большого количества экспертов и специалистов в различных сферах», – говорит представитель Департамента по ядерной и радиационной безопасности МЧС.

Чтобы никто не сомневался, демонстрирует слайды за слайдами, в которых – и о квалификации экспертов, и о количестве разных проверок, которые пускали на станцию (включая международные). Общий вывод – проект хороший, безопасный. Эксперты – хорошие, квалифицированные. Проверки – просто курсы повышения квалификации, на них эксперты учились.

Зал безмолвствует.

На сцене – очередной специалист. На слайдах – про то, что БелАЭС выдержит падение самолета весом 5,7 тонн, землетрясение в 7 (а то и в 8) баллов, мощную внешнюю ударную волну, а также всевозможные ураганы, смерчи и прочие природные катаклизмы, даже те, которые бывают раз в 10 тысяч лет.

Зал медленно покачивается из стороны в сторону.

Эксперт заверяет, станцию не затопит вода, а если вдруг Вилия высохнет, то воду для охлаждения реактора можно будет брать из водохранилищ, например, Вилейского.

«Дефицитов безопасности нет», – гласят жирные буквы на слайде.

Зал погружается в полудрему.

Ведущий еще раз напоминает процедуру: вопросы задавать пока нельзя, но еще можно успеть записать их в специальную форму и передать специальным людям, а уже те передадут в президиум.

Один за одним у трибунки появляются докладчики. Все заметно волнуются. Некоторые покрываются пятнами. Государственный красно-зелёный флажок на трибунке мелко дрожит.

«У нас огромный объем документов… Критические несоответствия устранены, некритические – устранят согласно плану… Вопросов нет… По нормативным документам вероятность выброса в сто раз ниже вероятности аварии»…

Зал не реагирует…

«Документация соответствует требованиям РБ, законодательство соответствует требованиям МАГАТЭ, программно-технические средства удовлетворены, персоналом довольны».

На одном из слайдов говорящий эпиграф: «Семь раз проверь, один раз отрежь»…

Зал, кажется, окончательно заснул.

«Уровень защищенности населения приемлемый,  дозовый предел облучения от АЭС – 0,10 мЗв/год, при общем допустимом облучении в 1 мЗв/год».

Тишина…

Общий вывод: у нас хорошее законодательство, у нас нет никаких вопросов к безопасности, мы все проверили и даже провели конкурс по культуре безопасности для работников АЭС, все всему отвечает и соответствует, можно выносить решение о выдаче лицензии на промышленную эксплуатацию.

Зал медленно выходит из дрёмы. Доклады окончены.

 

Акт третий. Слово «общественности»

Слово предоставляют «общественности». Сначала – островецкой.

К микрофону одна за одной подходят женщины средних лет: директор гимназии, директор деревенской школы-сада, депутат.

По залу разносятся бодрые лозунги: «АЭС улучшает быт! Станция тождественна инновациям в системе образования!», «Островетчина вытянула счастливый билет», «Спасибо за АЭС, наши дети с нами, мы видим, как растут наши внуки».

Одна из выступающих внезапно признается: она из переселенцев с Чернобыльской зоны. И, видимо, ее судьба – «жизнь возле атомки».

«Но мы не боялись радиации, мы ее не видели», – говорит она.

Зато видели снабжение Припяти, и видят уровень жизни в Островце, говорит она с придыханием.

А затем просит разрешения процитировать стихи ученика младшей школы:

Как можно жить и не мечтать

однажды атомщиком стать?

Бурные и продолжительные аплодисменты (на самом деле – нет, зал продолжает безмолвствовать).

В режиме видеоконференции включаются другие студии.

На экране – экологические активисты.

«Отчет Госатомнадзора на 500 страницах, а нам на его оценку дали четыре минуты…»

В зале все еще молчат. Но уже как-то иначе.

«В отчете как-то очень вскользь про возможности развития возобновляемой энергетики…»

Ведущий: «Ваше время истекло»

«А давайте поговорим про опасность станции, а не про ее безопасность».

Зал оживает.

«Про выбросы, про заболеваемость у детей, про то, как станция фонит даже в обычном режиме»…

Зал гудит.

«Про то, что станцию строили россияне, и что мы попадем в зависимость от топлива»…

В зале возмущенно шепчут: «Мы, мы ее строили»…

«Про утилизацию отходов почему в отчете пару строк?...»

Зал шумит, то тут, то там скрипят стулья.

Кто-то говорит: «Ерунда, популист!»

Ведущий: «Ваше время истекло».

 «А почему данные о фоновом излучении публикуются раз в сутки?»

«Время…»

«А может продолжить стресс-тесты?»

«А…»

«Время…»

«А в наше время на этой специальности учились не самые лучшие…»

«Время…»

 «Ух ты, в прошлый раз меня задержали и выслали из страны на 10 лет еще до начала слушаний, а сейчас дали второй раз выступить!.. Давайте вернемся к выбросам от атомных станций»

«Уважаемый товарищ просто не знает, о чем говорит… У нас выбросов 0,00….1%. Но это все мы будем обсуждать с соответствующим обществом квалифицированных людей!»

 

Занавес.

Плотный занавес.


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 03.05.2021

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.